Почему Германия напала на СССР?

Все мы помним, что после того, как 22 июня 1941 г. Германия напала на СССР, началась длительная и кровопролитная война, в которой обе стороны понесли многомиллионные потери, и Германия в конце концов была полностью разгромлена. Но зачем всё-таки Германия напала на СССР? Ведь в 1941 г. она всё ещё вела войну против Великобритании, обладавшей огромными колониями, а за океаном находились США, которые, хотя и не вступили в войну, со всей очевидностью готовились придти англичанам на помощь. Зачем вступать ещё в одну войну против огромной страны с мощной промышленностью и армией? Сами немцы пытались позже оправдать это решение тем, что опасались нападения со стороны СССР и поэтому начали войну превентивно. Но, разумеется, это чушь. Итак, почему же Германия напала на СССР на самом деле?

План «Барбаросса»

Ну во-первых, само по себе завоевание СССР было неотъемлемой частью идеологии Третьего Рейха. Эта идеология предполагала, что Германия слишком мала в существующих границах и должна завоевать для себя «жизненное пространство», которое в большом количестве имелось на востоке. Вообще стратегия «натиска на восток» была постоянной частью политики германских правителей начиная с 8 века. За последующие столетия немцы смогли существенно потеснить славян, которые некогда населяли большую часть территории современной Германии, и даже обосноваться в Прибалтике. Но им всё было мало. Гитлер полагал, что немцы должны захватить необъятные пространства Евразии так же, как это сделали американцы в Северной Америке, а русским и другим народам СССР в его плане была уготована участь индейцев. Исходя из ошибочных, но популярных на Западе в то время идей, Гитлер полагал, что немцы относятся к «арийской расе», прародиной которой является Германия (тогда как на самом деле по данным современных исследований, прародиной «арийской расы», т. е. индоевропейцев, является Россия). Славян же Гитлер считал не относящейся к «арийцам» неполноценной расой, и искренне полагал, что в культурном, интеллектуальном, военном  и т. п. плане они находятся куда ниже немцев, а значит, с одной стороны, не заслуживают владеть такими огромными территориями, а с другой — в силу своей отсталости не смогут оказать вермахту сколько-нибудь серьёзного сопротивления. К распространённым на Западе русофобским идеям Гитлер добавил и свои собственные. В его представлении получалось, что все прежние успехи России объясняются лишь тем, что русскими руководили немцы, приглашённые туда Петром I и его преемниками. А поскольку после 1917 все нормальные люди оттуда уехали, а власть захватили еврейские комиссары, то теперь опасаться России не стоит. В самом деле — как могут неполноценные славяне под руководством неполноценных евреев оказать внятное сопротивление представителям значительно превосходящей их «арийской расы»? С другой стороны нацистская идеология пыталась представить русских «азиатскими ордами», преемниками монголов и гуннов. Этот бред настолько сильно проник в умы немцев, что многие офицеры вермахта искренне удивлялись, что видят в оккупированных городах СССР людей с европейской внешностью, а не «монголов».

Но идеологическая составляющая была только частью неадекватного представления Гитлера и немецкого руководства о Советском Союзе. Значительное влияние на решении о нападении сыграли превратно истолкованные факты и ложная информация разведки. Например, Гитлер был уверен, что репрессии 1937 года истребили весь обученный командный состав Красной Армии, а значит, надо не упустить момент и напасть, пока в СССР не подготовлен новый. Уверенность Гитлера в слабости Красной Армии подкрепила советско-финская война, в которой СССР на начальном этапе допустил действительно грубые ошибки, а Красная Армия понесла чувствительные потери от значительно более слабой финской. Позже Гитлер  даже заявил, что советско-финская война была намеренной игрой в поддавки со стороны русских, чтобы ввести Германию в заблуждение, однако перед нападением на СССР он искренне считал Красную Армию очень слабым противником. Уверенности Гитлеру в лёгкой победе добавила и немецкая разведка, предоставив сильно заниженные данные о противнике. Например, количество танков, самолётов и артиллерии у Красной Армии она занизила в 2-3 раза, очень сильно недооценила объёмы производства военной техники и возможные темпы мобилизации (например, согласно прогнозу немецкой разведки, за 2 первых месяца войны можно было ожидать появления у СССР 30 новых дивизий, в реальности их было сформировано 180). Наконец, разведка предоставила ложные данные о конфигурации советских армий, и Гитлер был уверен, что практически все боеспособные части расположены у границы, а значит, можно сходу окружить и уничтожить практически всю Красную Армию. Но это было совсем не так — множество советских дивизий находились в глубине, далеко от границы. Впрочем, очевидно, что проблема была не только в данных разведки, но и в установках самого Гитлера, который верил в первую очередь в то, во что хотел верить. Например, уже в середине войны, когда месячное производство Германии составляло 500 танков, разведка предоставила доклад, что СССР, вероятно, производит около 1200 танков в месяц. Это была заниженная цифра, реальная была 2200! Но Гитлер отказался верить даже в эти заниженные цифры и в истерике потребовал, чтобы ему больше не сообщали подобную чушь.

Наконец, возможно, самым главным доводом в пользу нападения на СССР для немецкого командования были предшествующие успехи в Европе. С их точки зрения тактика «блицкрига» прекрасно доказала свою эффективность, а вермахт показал себя первоклассной армией. Молниеносный разгром Польши и Франции, на стороне которых воевали англичане, голландцы и бельгийцы, превзошёл все ожидания немецких стратегов. В результате все успехи вермахта в завоевании Европы были механически экстраполированы на предстоящую войну с Советским Союзом. Предполагалось, что так же, как и в войнах с Францией и Польшей, после первого мощного удара фронт развалится и никакого вменяемого сопротивления уже не будет. Предполагалось, что после катастрофических поражений советское руководство либо сбежит, либо впадёт в ступор, свергнет Сталина и попросит о перемирии. Предполагалось, что окружённые армии будут сдаваться без боя, что после разгрома войск на границе русские попытаются защищать лишь крупные города, и что вся европейская часть СССР будет захвачена ещё до проведения мобилизации. Немцы были искренне уверены, что предстоящая война будет не настоящей войной, а «лёгкой прогулкой» и в любом случае закончится полной победой ещё до наступления зимы. В результате уже в самом начале войны, когда Красная Армия, вовремя неотмобилизованная и не подготовившаяся к войне, несла действительно катастрофические поражения, немцы парадоксальным образом удивлялись тому, насколько трудной и далёкой от наивных представлений о «лёгкой прогулке» оказалась эта война и насколько серьёзный перед ними противник.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Отправить комментарий

Разрешены HTML тэги: <a href="http://google.com">google</a> <strong>bold</strong> <em>emphasized</em> <code>code</code> <blockquote>
quote
</blockquote>

*